Приветствую Вас Гость | RSS

Средневековая история Восточной Европы

Понедельник, 19.11.2018, 04:24
Главная » Статьи » История духовно рыцарских орденов

Хекманн Д., Переход Новой марки герцогству Бранденбург в 1455 г. в свете проникновения династии Гогенцоллернов в прусскую ветвь Немецкого ор
Залог бранденбургской марки курфюрстом Фридрихом II Гогенцоллерном прусской ветви Немецкого ордена 19 сентября 1455 года по исследованиям краеведов обосновывался полным отсутствием денег у Ордена в виду проигранной войны, которую он вел с прусскими сословиями. При этом, завуалированная аннексия Бранденбурга служила удовлетворению особых интересов. Ответ на вопрос, почему маркой не интересовались ближайшие соседи Ордена – король Казимир из Польши и померанские герцоги готовые предложить высокую цену, остается для науки нерешенным. Можно привести мнение Иоанна Шульце который полагал, что ближайшие соседи должны были получить больше прав на Новую марку . В противоположность ему Хейделора Бокен замечает, что Орден поддался нажиму Фридриха II и уступил Новую марку ему, однако с малой прибылью для себя . Польский исследователь Мариан Бискуп приводит как вероятные национальные движущие мотивы . Тем не менее, осталось не отмеченным, что фогт Новой марки родом из Баварии и член Немецкого ордена - Кристоф Эглингер, был в бедственном положении, которое позволило польской стороне, частично померанской перетянуть на сторону короля Фридриха II сословия Новой марки. Поэтому вопрос о причинах решения фогта передать Новую марку Бранденбургу остается приоритетным и частью решенным, тем более что Эглингер был против исполнения своих обязанностей перед магистром, вступив в оппозицию. Если бросить взгляд на структуру управления в государстве Ордена, то дополнительно угадываются еще и скрытые причины. Напрашивается подозрение в обоснованном причинами родственных связей стремлению к преимуществу маркграфов из династии Гогенцоллернов. Для прояснения этой политики нужно непременно проанализировать численный состав прусской ветви Немецкого ордена более основательно, чем это делали до сих пор. Это было бы возможно при более удовлетворительном состоянии источников XV-XVI вв., когда районы происхождения орденских братьев не указывались бы обобщенно, причисляя ту или иную личность к крупному языковому землячеству. Однако остается возможность, из-за скудности текущих источников представить предположительный анализ. Для примера, подобное обобщение недавно предпринял Клаус Милитцер: из собранных по принципу землячества братьев Ордена, которые переселились в Пруссию между 1230 и 1309 гг., только 40, 4% происходили из баллея Тюрингия, 19,7 % из баллея Саксония, 6,9% с Рейна и оставшиеся 24,1% братьев вели свою родословную из Верхней Германии . Похожим способом представил картину размещения землячеств Бернхард Яних, в рамках своего исследования орденского конвента в Гданьске и в конвентах Балги, Бранденбурга и Кенигсберга. Он привел данные, касающиеся происхождения братьев из восточной и западной Германии, балеев Ордена, расположенных в северной и верхней Германии. Основное внимание было обращено исследователем на данные о происхождении орденских братьев. В этой связи важнейшими источниками могут стать протоколы визитации прусских домов Ордена, так как они как раз указывают родину большинства упомянутых в них братьев. Эти данные полностью достоверны. Они вытекали из многочисленных споров землячеств («языков») внутри Ордена, которые в то время достигли своего пика. Поэтому обязательной задачей можно назвать анализ возникновения и развития эти споров. Сообразно с этим мы должны обратить внимание на баварских и франкских братьев Ордена для того, чтобы облегчить оценку их влияния и возможностей в государстве Немецкого ордена в Пруссии. Также в данной работе обрисованы этапы развития прусской ветви орденской корпорации до передачи Бранденбургу Новой марки в 1455 г. Происхождение и развитие языковых споров По мнению Б.Йенига, кроме выдающегося значения баллея Тюрингия как источника поставки живой силы для прусских комтурств Ордена в XIII и до начала XIV в., можно отметить, что именно оттуда до первого десятилетия XV в. шло бесспорное сильнейшее культурное влияние на все стороны языка и литературы . В 14 веке сократилась часть происходящих из баллея Тюрингия и из Восточной Германии чиновников Ордена с 28% , в первой половине века, до 19% в период между 1350-1400 гг. Был налицо сдвиг перевеса в пользу землячества от восточных немцев в пользу выходцев из Верхней Германии, среди которых франки образовывали большинство в группе чиновников. Причины этого сдвига еще не исследованы достаточно полно. Вполне возможно, они могут быть в структуре взаимоотношений приближенных к королю из землячества к высшему руководству Ордена. Однако в 1410 году происходящим из Тюрингии братьям удалось достигнуть своего прежнего значения, как крупной языковой группы. Это отчетливо прослеживается в непосредственной связи со спасением орденского государства магистром Генрихом фон Плауеном после сокрушительного поражения войска крестоносцев под Танненбергом. Как пишут об этом орденские источники, он дал толчок к тому, что земляческие связи внутри Ордена, служили теперь его политической выгоде, «способствовали пользе». Плауен прежде всего заместил посты правителей в ливонской ветви немецкого ордена приближенными братьями из верхненемецких баллев. Этим он надеялся подвигнуть вестфальскую ветвь ливонской ветви к участию в возмещении расходов в результате поражения под Танненбергом и навязанных невыгодным миром с Польшей. Эта прагматическая и благоприятная Ордену политика привела к сильной вражде среди ливонских братьев, между выходцами с Рейна - верхними немцами и урожденными Вестфалии, прозванными нижними немцами. Но положение немцев из Восточной Германии, как доминирующей группы было все же бесспорным, что низложение Плауена с поста Великого магистра Михаелем Кухмайстером стало возможным только в виду оппозиции принадлежащей к единой языковой группе. Другие попытки, как например комтура Георга фон Вирсберга, бургомистра из Гданьска Арнольда Гехта и Конрада Летцкау или вассала капитула в Дорпате Иоанна фон Долена потерпели неудачу. В первом случае все произошло спокойно в виду того, что восточно-немецкое землячество образовывало традиционно значительную группу, отношение которой ко многим фогтам строилось на принципах родственных связей. Образование франкского языка, в понимании крупной группы, объединенной общностью языка и родственными связями, а также строительство восточнофранкского землячества произошло в тюрингском тылу. Построение и разложение франкской языковой группы Первые признаки франкского группообразования внутри прусских конвентов ордена мы обнаружим во втором десятилетии 15 века. Мы можем обратится к сообщению, адресованному магистру мемельского комтура Генриха Шабе о штате своего орденского дома. В его письме , которое датировано либо 1413 или 1414 годом или же 26 апреля 1417, Шабе называет поименно 11 конвентуалов. Среди них образовали землячество франки - Освальд Труше, Ульрих фон Гих и Мишель фон Кюльсхайм. Заложение землячества в мемельском конвенте было случайным и стало возможным лишь благодаря близости к Ливонии. Оттуда же прослеживается спор «языков» при выборе магистра Дитриха Торкса в 1413 г. Надежные данные о численности и происхождении большинства участников прусских конвентов Ордена передают, как упомянуто выше, протоколы визитации за период 1437 по 1438 гг. Они охватывают не все конвенты, отсутствуют указатели мариенбургского дома Ордена и конвента в Эльблонге. Для ковента в Мариенбурге имеются лишь данные первых начальных годов Тринадцатилетней войны. Однако они скудные и подтверждают информацию только о 89 братьях и двух сестрах Ордена. В противоположность этому мы имеем актуальные протоколы визитации о численности конвента в Эльблонге во многих подробностях для 1441 г.. Протоколы 1437-1438 гг. сообщают имена комтуров Шонзее, Альтхауз, Папау, Роггенхаузен, Шветц, и Тухель, а именно Вильриха фон Грайфенштайна, Конрада фон Эльрихсхаузена, Хайнриха Маршалка, Иоанна Эрлебаха, Эберхарда фон Везентхау и Иоанна фон Штокхайм. Среди них Эберхард фон Везентхау и Конрад фон Эрлиххаузен – франки. Протоколы визитации 1437-1438 гг. сообщают кроме того имена фогтов Братеана, Мишеля фон Нессе и его последователя Бруно фон Хиртцберга, фогта Роггенхаузена Иоанна Эрлебаха и его последователя Фридриха Никерица, фогта Диршау Генриха Ретенбаха и его последователя Герлаха Мерца и Гартмана фон Виндхаузен, а также попечителя Бютова, Ганса, графа фон Гляйхена, и его последователя-франка Вольфа Зайнсхайма.С точки зрения на споры «языков», конвенты в прусской Голландии упрекали магистра Пауля фон Русдорфа за явное протежирование своих рейнских сотоварищей. Конвенты в Кенигсберге, Бранденбурге и Балге требовали, чтобы выходцы с Нижнего Рейна, франки, которые происходили из родных стран фогтов – Тюрингии и Майзена были представлены соразмерно в совете магистров с восточными немцами, швабами и баварцами, а также чтобы первые могли занимать младшие чины. Малые «языки» ( в значении языковой группы) как например, мэркеры, австрийцы или пруссы оставались фактически исключенными из совета.Их принимали во внимание только когда при выборе членов этого руководящего органа не находилось подходящего кандидата из т.н. «больших языков». При сравнении имен орденских домов в прусской Голландии выявляется 61 персоналия из кенигсбергского конвента: у маршалла франка Винцентия фон Вирсберга комтур - Виллем фон Розенбергк, компаньон Маршалла Килиан фон Эксдорф, попечитель Тапиау Гаче Майенталлер, попечитель Лохштадта Лукас фон Лихтенштейн , попечитель Шаакена Конрад Гросс, заведующий погребами Лихтенштайн, заведующий мельницами Йорг Вирцбергер, Фридрих Шотт, заведующий транспортом Ленхард Штелер, (Дитмар фон) Шпарнек, Ганс Вальденфельс, Антоний Вальденфельс, Хенче фом Штайне, Киндишпергер, Когорт Хугер, Ганс Зекендорф, заведующий добычей янтаря Кунче Клингенфельд, Георг фон Коттенхайм, Ганс фон Коттенхайм и Фридрих Йомеринген также являлись его соотечественниками. Причислить можно и Фридриха Констеттен из фирмария. За ними следуют 8 швабов, выходцев с Рейна – 6, баварцев и выходцев с Майзена в сумме 5. Захария фон Шпарвинен и предположительно брат –священник Конрад и Иоанн, капеллан маршала, Иоанн – брат священник Иоанн из Лохштадта и Николай из Инстербурга, также как и оба священника - Симон и Николай в фирмарии были пруссами. Нечто похожее, но менее броское, мы сможем заметить в делении в комтурства Бранденбург на отдельные землячества. Здесь франки также образовали вместе с маршалом конницы Освальдом Труше, Экхартом Зекендорфом, Фридрихом Вирчбергом, Вильгельмом фон Урсусеном, Ульрихом Сконеффом, Бурхардом Гебезателем в фирмарии, Генрихом фон Лихтенштейном и Энгельхардом фон Энхаймом большую и влиятельную группу, насчитывающую 41 персону. Кроме этого, выходцами с Рейна были 6 братьев, из Гессена и Швабии – 4, из Баварии, Тюрингии, Майзена,и Бранденбургской Марки , а также Силезии происходило по одному брату. Иначе выглядят земляческие отношения среди 36 братьев конвента в Балге. Там выходцы с Рейна образовали большинство состоящее из 8 братьев. Из оставшихся членов конвента из Швабии и Гессена происходил каждый четвертый из братьев. Потом в Балгу прибыли майзенцы числом трое, затем франки - два брата ордена Николас Бейнбраг и Франчке Бейме. Силезцы и пруссы были представлены исключительно одним соотечественником в конвенте. Для оставшейся же части братьев не осталось данных о происхождении. Зависимость комтурства в Балге от выходцев с Рейна была в 1437 году в образе попечителя Растенбурга Генриха фон Миллена, фольпрехта Дернбаха из Гессена, Иоанна фон Душенбаха, а также Иоанна Даденберга. В конвенте Рагнит (14 конвентуалов) при комтуре Гансе фон Шауенбурге имена членов конвента переданы в источниках без указания происхождения. Однако сравнение с другими данными позволяет сделать заключение, что попечитель Тильзита Эберхард фон Труше , конвентуал из рода Вирсберг, а также некий господин Килиан, скорее всего Килиан фон Редвитц были франками. Имеются протоколы визитации 1437 года мемельского конвента из которых можно идентифицировать Иоанна фон Райбенитца как урожденного Силезии, а Вентцеля фон Владиххайма как тюрингца. Если мы обратимся к конвентам расположенным в Поморье, то получится что согласно протоколам визитации христбургского комтурства вместе с его с его резиденцией в Прусской Марке оно насчитывало 17 персон и находился под управлением комтура, берущего свое происхождение из Вестфалии. Среди членов конвета франками были Антоний фон Штайне и Вильгельм фон Кюнсберг, а Ульбрехт Буррутер , Христоф Эглингер происходил из Баварии. Между членами конвента два уроженца Веттерауера, два выходца из Майзена, два гельдерландца, один конвентуал был родом из Гессена, один шваб, один саксонец, один брабантец, один представитель Бухенланда , и еще один конвентуал неизвестного происхождения. В другом конвенте - Остероде под начальством комтура Вольфа фон Зайнсхайме жили 25 братьев, которые были указаны без данных о происхождении. Как предположение, основанное на сравнении, можно принять версию о том, что комтур и попечитель Вилленберга Вильгельм Флахсланд и Дитрих Труше - франки, а Ульрих фон Айзенхофен и Андреас Пемпелингер – баварцы. C 1428 -1438 гг. конвент в Страсбурге под предводительством рейнландца Иоанна из Гора состоял из 12 членов. Из них были комтур дома Ордена Ганс фон Гуттерн и маршалл конницы Николаус Рост урожденными тюрингцами. Никлос Морбергер был родом из Лаузитца. Иорг Бахард и Ольбрехт Винстерлоух являлись франками, Герман фон Хомбург прибыл из Веттерау, Герхард фон Остерхайм происходил из Майзена, Авраам, Никлос Цейдель, Андрис Ландмант и брат священник Иоганн Зальфельт были пруссами. Для соседнего конвента в Голубе, состоящим из шести человек мы обнаружим в протоколах визитации отсутствие сведений о происхождении членов конвента. Комтуром Голуба был Фридрих Трошвитц, который в 1446 в виде наказания был переведен в Ливонию. Остальные конвентуалы это Ульбрехт Ку, священник ордена Никлос Пешедефуа, старый комтур дома Ордена Генрих, и еще две персоны – Йост и Диттерих Техвич. Последний был отпрыском пляйзнерландского рода, который ведет свое название от местечка Техвич у Цейтца. Под именем Йост скрывается бывший комтур Торуня , который происходил из Верхней Баварии и звался Йост фон Хоенкирхен. Теперь обратимся собственно к торуньскому конвенту Немецкого ордена. Протоколы визитации насчитывают в нем 17 членов. Несмотря на то, что мы в который раз не имеем точных данных, сравнение позволяет установить франкское происхождение управляющего мельницами Людвига фон Вестенберга, принадлежащего к роду Гих, Ганса Гесбергера и Вилли Гейра. В конвенте Реден, состоящим из восьми человек включая комтура Иоанна фон Эрлебаха, мы сможем обнаружить по сообщениям источников две самостоятельные группы - франков и пруссов. Так как нас интересует в первую очередь франкское землячество, то уточним его состав: Вильгельм из Штайна, Фридрих фон Айнхайм, Вайденер Айнхайм, Клавье Гихт и Отто Шенк. Прусскую группу образовывали комтур дома Ордена Эрхард фон Ленгефельт (Лефельт) и брат Иаков фон Шорбен. В доме ордена в Грауденце жили переведенные из Мемеля комтур Иоанн фон Ребенитц и еще шестеро братьев, из которых по имени были известны только некий господин Шпехт, а также Кристоф и Вильгельм. Конвент в Шлохау при комтуре Готфриде фон Гейленкирхене (по происхождению с Рейна) был в 1437 г. представлен 15 членами, среди которых только Фридерик Харбрант был известен как франк. Из верхней Германии было только шестеро братьев, а выходцев с Рейна –трое. Неназванный заведующий трапезной и два орденских священника Тиле и Варфоломей Лессены были скорее всего пруссами. При изучении Бернхардом Йенигом конвента Ордена в Данциге выяснилось, что по сведениям протоколов визитации без происходящего из Тюрингии комтура Николая Постара он насчитывал 33 конвентуала Среди них было двое франков а именно Ганс фон Лихтенштейн и Томас Зорге, а также уроженец Пфальца Ульрих Ценгер. В 1437 году конвент в Меве состоял из восьми братьев: комтура Иоанна фон Поммерсхайма, прусских священников Никлоса и Лукаша Соммерфельт, неизвестного комтура дома Ордена, управляющего сообщением Герман Слыденица, управляющего рыбной ловлей Вольфрама Шотте, заведующего провиантом Освальда и брата Конрада. Сравнительный анализ имен дает основание предполагать что Вольфрам Шотте был франком. Визитация 1441 г. не приводит для комтурства в Эльблонге происхождение конвентуалов. Сравнение позволяет во многих случаях установить земляческие отношения. Из 47 конвентуалов с добавлением комтура и старших госпиталитов, ландесфогта, ландесфогта Генриха Ройса фон Плауена, а также эльблонгского маршала конницы Антония фон Бухена, Никлоса фон Кроссеннава, Ганса Цольнера и Вильгельма фон Штайна в фирмарии, Отто Зибер и Труше обозначены как франки. Фамилия заведующего продовольствием Генриха Нотхавта имела происхождение из верхнего Пфальца – местечка Вильдштайн. У Мохпергера и Пухбергера имена указывают на Баварию. Из восточно-центральной Германии происходят всего 13 братьев, выходцами с Рейна являлись семеро братьев. Из общего числа подтвержденных источниками конвентуалов (360) - 60 братьев были франками, 47 происходили из Тюрингии, Фогтланда и Майзена, также к общему числу можно причислить семерых урожденных Силезии и Лаузитца, а количество восточных немцев дотягивало до 54 человек, выходцев с Рейна было 46, если не считать гельдерландца и двух брабантцев в христбургском конвенте. Из Швабии происходили предположительно 20 конвентуалов, 16 братьев считали своей родиной Баварию, а еще 14 братьев прибыли в Пруссию из Веттерау, так же как 11 являлись переселенцами из Гессена. Из других районов происходят еще 9 членов конвента. Осталась не упомянута в этом контексте часть пруссов, которая насчитывала 30 братьев- священников. При разделении этого общего числа на число конвентов Немецкого ордена в Пруссии выясняется что, франки в кёнигсбергском конвенте образовывали крупную земляческую группу в составе 22 человек. В Бранденбурге и Редене их большинство представлено лишь 5 братьями. Для Торуня картина была не однозначной – или франки были среди местных братьев в большинстве или реже становились сильным меньшинством. В конвентах Рагнит и Остероде франки образовывали меньшинство, а в Балге, Христбурге, Страсбурге и Данциге были представлены пятью братьями, в Шлохау и Меве – только одним. Только в конвентах Голуб и Грауденц (6 и 7 членов) их число осталось не подтвержденным. В конвенте Балга выходцы с Рейна в количестве 8 братьев сохраняли большинство. В Христбурге преобладали баварцы, а в Рагните – пруссы. В Страсбурге, Шлохау, Данциге и Эльблонге большинством были восточные и срединные немцы. Приведенные данные недостаточны для анализа соотношения сил, так как мы не имеем данных о составе главного дома Ордена в Мариенбурге . Ответ на вопрос о том, насколько тот или иной «язык» был влиятелен зависит от многих факторов. К ним можно отнести участие в управлении, число занимаемых чинов, способность объединения с другими языками. Среди высшего чиновничества Ордена можно найти представителей только трех больших «языков», которые согласно протоколам визитации 1437-1438 гг. были представлены Рейсом фон Плауеном в службе старших госпиталитов (верхние немцы), Русдорфом в службе великих магистров (Рейн), а также Вирсбергом среди старших маршалов Ордена (франки). У верхних немцев связи оказались не столь прочными, что усилилось после поражения войска Ордена под Танненбергом, однако они не исчезли совсем. Примером может быть низложение Генриха фон Плауена с поста великого магистра в 1413 году его последователем и уроженцем верхней Германии Михаелем Кюхмайстером. Подробности тесных связей среди верхних немцев и выходцев с Рейна могут крыться в поддержке низложенного Паулем Русдорфом магистра Михаэля Кюхмайстера в 1422 год. Взгляд на дальнейшее развитие «франкского языка» в первые десятилетия XV века позволяет говорить о тенденции, что франкское землячество дополнилось и сблизилось с баварцами. Это привело к положению, когда множество братьев баварских коммендах происходили из франкского баллея Немецкого ордена. Проникновение Гогенцоллернов Среди примеров имен братьев Ордена, являющихся франками по происхождению, мы сможем встретить в протоколах визитации частые отсылки к местам происхождения братьев, расположенных близко к «вотчине» Гогенцоллернов – Ансбаху и Байрету (например, Фестенберг, Валленфельс и Вирсберг). В описи маркграфов 1475 года мы можем отыскать роды, которые были либо на службе поздних маркграфов из дома Гогенцоллернов или реже находящихся под влиянием Гогенцоллернов. Мы также сможем найти большое количество имен в протоколах визитации принадлежащих франкам, такие как: Розенберг, Труше, Киндсперг, Зеккендорф, Заинсхайм, Вестенберг, Редвитц, Вальденфельс, Шпарнек, Вирсперг, Эльрихсхойзер, Гайр и Гебзатель. Можно включить в этот список и происходящего рода Людвига Старшего фон Айб , советника маркграфов Бранденбурга Альбрехта Ахиллеса. Мы можем примерно составить краткую биографию Вильгельма фон Айб - младшего брата Людвига Старшего. После тяжелой ссоры с Людвигом, в конце 1441 г. семейный совет поставил его перед выбором: или десять лет взять под опеку Людвига, идти в тюрьму или постричься в монахи Немецкого ордена в Пруссии. Вильгельм выбрал дорогу в Пруссию. Там он сделал скорую карьеру. В 1466 он уже Маршалл конницы в Тапиау и с 1452 г. по достоверным источникам готовился стать комтуром дома Ордена в Кенигсберге. Во время штурма восставшего Кенигсберга-Кнайпхофа, который Орден осаждал с 13 апреля по 13 июля 1455 г., он получил огнестрельное ранение, которое внезапно оборвало его жизнь. По этому же направлению пошел рожденный в 1360 году брат ордена граф Фридрих фон Гогенцоллерн , хотя он происходил по швабской линии из Гогенцоллернов-Шальксбургов. Граф Фридрих был как и прочие его предшественники с 1386 по 1396 помощник бранденбургского комтура , с 1402 по 1407 гг. комтуром Рагниты, с 1410 по 1412 гг. комтуром Балги и наконец с 1412 г. до своей смерти в 1416 г. занимал пост гросскомтура. Глядя на все это, становится очевидным тот факт, что Гогенцоллерны предприняли попытку с помощью собственных родственников, и с поддержкой своей клики разложить «франкский язык» в прусской ветви Ордена. Целью подобной инфильтрации являлось образование корпоратива - духовного государства, которое приобрело бы вместе с епископом из зависимого рода, возможность продвигать территориально-политические интересы Гогенцоллернов. Это подозрение усиливается по мере того, как мы бросим взгляд на использовании гуситов в сведении политических счетов с франками в 1432 и 1433 гг. Вместе с приобретением маркграфства Бранденбург в результате войны, бургграф Фридрих IV Гогенцоллерн получил от польского короля 18 августа 1417 права на владение, в результате чего Гогенцоллерны оказались непосредственными соседями государства Немецкого ордена в Пруссии, однако использование силы гуситов и врагов императора в этом конфликте осталось не замеченным. Однако все рано или поздно становится явным и в 1432 и 1433 гг. во время походов на Пруссию, они оказывали поддержку польским и померанским пехотинцам. Предводители из гуситов действовали открыто в тогдашнем конфликте между Немецким магистром и франкским орденским баллеем, как на стороне великого магистра, так и на стороне баллея. Вместо близлежащих к Чехии земель они обрушились на на Курмарку и прусские владения Ордена, опустошив при этом в основном центры франкских землячеств. Особенно тяжкие последствия понесли Новая Марка и Померания. Гуситы очень помогали в этом деле противникам франков и уверенность в том, что они придут на выручку и в другой раз подкреплена данными приготовлений к походу 1432-1433 гг. который готовился долгое время и никоим образом и мыслился без приглашения гуситов, после сокрушительного поражения Фридриха в западной Богемии (Таус) в 1431 г. Левинс фон Вирсберг, один из чиновников Ордена в письме от 16 марта 1430 г. своему брату Винцентию, тогдашнему комтуру Голуба, предупреждал о готовямщемся вторжении гуситов в Пруссию и просил великого магистра о посылке подкрепления в количестве почти 100 рыцарей и 200 стрелков. Однако действия Гогенцоллернов рождали противодействие франков. Так поощряемые соглашением Русдорфа с немецким магистром франконцы Эберхард фон Зайнсхейм и ливонский наместник из Вестфалии Винке фон Оверберг, предприняли попытку упразднить старшего маршалла Винцентия фон Вирсберга в 1437 г, чтобы тем самым укрепить франкскую ветвь своим соотечественником. 3 марта 1438 г. они сместили его и сослали в должности комтура на остров Эзель,а вместо него поставлен был «свояк» Хейнрих фон Рабенштайн. Этот поступок вызвал мятеж конвента и 1 марта 1440 г в службе маршалов было восстановлено прежнее положение вещей. Вместе с Конрадом фон Эрлихсхаузеном должность старшего наместника получил человек, занимавший ее с 1434 по 1436 гг. Он происходил из рода имеющего свои корни в области между Майном и Кохером и привнес идею связать швабские и франкские «языки». Это положение несущественно способствовало отставке Русдорфа и открытию пути к должности великого магистра последователям и родственникам Людвига фон Эрлихаузена. После этого Гогенцоллерны изменили свои политические взгляды на инфильрацию франкской языковой группы и на разложение прусской ветви ордена. Стихи, которые после падения сложил старый брат ордена представляют в карикатурном виде положение вещей – «Hier mag Niemand Gebietiger sein(,) Er sey denn Schwab, beyr oder Frenckelein». Перевес франков отразился и на языке канцелярии немецкого ордена в Пруссии, который обогатили восточные франки и выходцы из восточной Германии. Наряду с этим навязываются параллели с ливонской ветвью немецкого ордена, которая находилась под доминированием выходцев из Вестфалии и где братья из Марки задавали тон. Вопрос, почему и в какой мере франкское смешение сказалось на выборе последнего магистра Немецкого ордена Маркграфа Альбрехта из Бранденбургов-Ансбахов нуждается в отдельном прояснении и обделен вниманием исследователей. Цена, заплаченная за «конфликты языков» была весьма высока. В тени этого спора претерпели выросла мощь прусских сословий, что в 1454 г. привело к их перевесу, которое осталось в стороне от орденской верхушки. Это привело к началу «войны сословий» за потерю Новой марки, которая слишком легко досталась Гогенцоллернам. Причины этому в положении, когда в глазах франкских братьев бранденбургский кюрфурст должен был быть союзником, а также ревностное сопротивление фогтов Новой марки новому владельцу. Выводы Стоит признать, что исследование, призванное прояснить передачу Новой марки бранденбургским кюрфюрстам в 1455 году удалось лишь наполовину. Провозглашенная Гогенцолернами политика проводилась многими поколениями. Цель этой политики, приобретение или духовное главенство государством, для использования в собственных территориально политических интересах. Как мы можем проследить одним из удачных решений этой политики был случай с Вильгельмом фон Айбом, когда Гогенцоллерны умело использовали собственное окружение. Успех разложения ими прусской ветви немецкого ордена также зависел не в последнюю очередь от благоприятного стечения обстоятельств: инвеститура Гогенцоллернов в 1417 г., наличие крупного и мощного по составу учатсников франкского землячества в прусской ветви Ордена, осложнение международного положения Пруссии по отношению к Польше, а также конфликты в которые были впутаны оба нижненемецких магистра Генрих фон Плауен и Михаель Кухмайстер , аналогично как и их рейнский последователь Пауль фон Русдорф. 1 Schultze J., Die Mark Brandenburg, Bd.3, Berlin, 1989, S.76-80. 2 Boecker H., Ruckfuhrung und Zugewinn des Landes, in: Brandenburgische Geschichte, hg. von Ingo Materna und Wolfgang Ribbe, Berlin 1995, S.200-208. 3 Biskup M., Der Ubergang der Neumark an Brandenburg, in: Die Geschichte des Deutschen Ordens in Preussen, hg. von Marian Biskup und Gerard Labuda, Osnabrueck 2000 (Klio in Polen), S.438-440. 4 Militzer K., Von Akkon zur Marienburg. Vervassung, Verwaltung und Sozialstruktur des Deutschen Ordens 1190-1309, Marburg 1999 (Quellen und Studien zur Geschichte Deutschen Ordens, 56), S.425f. 5 Der Deutsche Orden und seine Ballei Thueringien im Mittelalter, in: Deutscher Orden 1190-1990, Luneburg, 1997., S.303-358.

Источник: http://1. Der Übergang der Neumark an Brandenburg im Jahre 1455 im Spiegel der zollernschen Unterwanderung des preussischen Zwe
Категория: История духовно рыцарских орденов | Добавил: ostpreussen (04.05.2009)
Просмотров: 1974 | Теги: Д.Хекманн, Восточная Пруссия, Гогенцоллерны, конвенты Немецкого ордена, Немецкий орден, Новая марка | Рейтинг: 3.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: